• Ваша корзина пуста!

Интервью с автором В.Орловым . часть1

..Я понял одну нехитрую истину.

Она в том, чтобы делать чудеса своими руками...

А.С. Грин

-Здравствуйте, Владислав! Мы очень рады встретится с вами. Очень рады, что вы учитесь в этом заведении , что мы с вами коллеги. И я хотела бы у вас спросить: Вот как давно вы начали рисовать?
-Ну, в 45 лет, в 44-45лет.
-А сейчас сколько?
-50
-То есть ты уже 5 лет как рисуешь?
-Да, уже 5 лет как рисую.
-Тебе уже с детских лет нравится художественный какой-то процесс или это какой-то …
-Нет, ничего такого даже не было, так сказать, никакой техники рисования не было. Ну кружок рисования бесплатный…Ну как в Советское время, но к сожалению, я туда не записался, поэтому.
-Это в школе или..?
-Это при каждом доме культуры такой кружок был.
-А ты в каком районе города?
-В Московском р-не, это было в порядке вещей, дети могли ходить и бесплатно рисовать.
-Это было во сколько лет?
-Это было 9-10 лет, вот так вот…И я там параллельно занимался на аккордеоне и хотел записаться туда, но…
-Вы еще играете на аккордеоне еще да?
-Ну начинал на аккордеоне играть, потом, как говорится – заболел, и на некоторое время аккордеон оставил, отложил свой опыт до лучших времен, и когда мне было уже лет 35, я вернулся уже к аккордеону и возобновил свои занятия.
-Сейчас тоже играешь?
-А сейчас у меня прихватило язву, и я был вынужден перейти на более легкий инструмент, на гармошку.
-Ооо
-Да, домашнюю гармошку, не большого размера.
-Т.е. у вас вот сейчас есть какой-то творческий музыкальный процесс, можете выступить даже?
-Могу, конечно, могу. Частушки, куплеты, без проблем
-А Вы сами сочиняете?
-Иногда пользуюсь частушками других авторов, в основном старых авторов, потом многие авторы знают ,что я исполняю еще их куплеты и дарят мне книги со своими куплетами, частушками, а я исполню потом.
-Владислав, а скажи пожалуйста, у тебя до этого было обучение где-то, еще учился?
-Да где только не учился!
-Вот что Господь дал изначально?
- А у нас нет такого гармони, у нас аккордеон , баян. Когда учился, про нее и не слышали, пока не появилась передача «Играй гармонь», уже после этого люди узнали и появился интерес к гармони.
-А сейчас эта гармонь. Когда Вы опять начали заниматься? Вы хотите выступать с ней, правильно я понимаю?
-С гармонью?
-Да.
-Ну как выступать, могу и выступить, нет проблем. Могу с гармонью.

-Я слышала, что Вы даете выступления какие-то. Вы делаете импровизации, вот тема? Вот слышала, что у вас есть какие-то номера, Вы выступаете на сцене.
-Есть поговорка: лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать. Надо взять интернет, РПЦ и посмотреть. Заснят и есть в интернете. Есть человек, который заснял мою самодеятельность и выложил такое в YouTube.
-А вы получаете там какие-то лайки, сами можете выставить свои работы?
-Нет, я с компьютером на Вы, потому что я не грамотный с компьютером. Сейчас лучше, но все равно.
-Владислав, скажи пожалуйста, а вот эта тема цирковая, она я вижу здесь везде присутствует. Может быть, ты мне расскажешь, почему именно цирковая? Можно же какие-то другие темы рисовать, любовь, природа, почему именно цирковая, я вижу.
-Да, объясню в чем дело. Я некоторое время уходил с ПРЦ, не так уж давно, как это кажется. Я уволился и ушел в ПРЦ.
-ПРЦ это что такое?
-Вот это, где мы учимся сейчас- реабилитационный центр. Я учился тогда на агента по рекламе. И в основном показывали старую рекламу, тех времен, ну и у меня были кое-какие цирковые рекламы, что-то я помню с детства, еще что-то, и я стал делать наброски какие-то, воспоминания, просто набить руку. Дома рисовал с рисунков. и тут возник вопрос: куда пойти работать? И тут появилась вакансия – инструктор детской площадки. Я пошел туда, они меня с удовольствием приняли. И там было необходимо производить зарядку, делать какие-то музыкальные. Там я применил гармонь. Я играл на гармошке, и когда закончились все мои конкурсы, фокусы, стал проводить конкурсы затейников и с меня начальство стало требовать все новое и новое. После каждого выступления я писал отчет, провел такое и такое и больше ничего не осталось. А они говорят: ну что вы нам еще покажете? И ко мне в одно время пришел подошел ребенок с пластилином, который не хотел идти на спорт, я ему сказал, ну пожалуйста лепи. Он там слепил каких-то клоунов, после чего я так и написал в отчете: провел лепку на тему цирка и спорта. И потом они меня попросили еще что-то, я ответил у меня еще есть в запасе рисунки на тему цирка, они- у нас здесь больше спорт, а не цирк, ну хорошо. И я провел этот конкурс на тему цирка и спорта. Они узнали, что я занимался и учился в ПРЦ, на гончарном и изделиях из глины, также закончил курсы роспись по дереву, и попросили немного нарисовать какую-нибудь картину маслом причем. Маслом я никогда не рисовал, но к этому времени я уже прозанимался. Вот как раз в этом классе, я пришел первый раз и мне сказали рисуйте натюрморт, как нарисуете, так и нарисуете. Я взял и нарисовал, и тот педагог: ну батенька вы – художник! И после этого я поверил в свои силы.
-Вот так!
- В голове у меня так и осталось. И когда меня в спорткомитете попросили нарисовать картину, я взял и нарисовал картину! Вот эту, которая называется Контровольт. Была такая афиша в Ленконцерте. Он выступал с номерами жонглирования, на проволоке и его афиши висели по всему городу. Но потом она куда-то исчезла . Но в голове у меня остался этот рисунок.
- Да, я тоже почувствовала, что в этом какое-то…
- Ну там, на той афише где-то, что-то есть. Но там, на той афише этот Желтырев изображен женоподобно. А у меня этот Желтырев более мужественный. И после всего, когда я показал картину там, на детской площадке в конкурсе, увидели дети, увидели родители, им понравилось. Они стали просить о следующей картине. И уже начинался праздник флота, что-то просили приурочить к флоту. А как приурочить к флоту? Приходит педагог, говорит: «У вас картина есть, но она почему-то не приурочена». Я говорю: «А что значит приурочить?» «Вот значит к какому-то празднику. К 8-му марта – 8-е марта, день флота – день флота ». Вот значит я и нарисовал картину «В гавань заходили корабли».

- Вот эта?
- По мотиву фильма «В гавань заходили корабли». Как раз, были показаны события в Крыму. Как раз задолго до того…. Как предсказывали….
- Да. Да, кстати, о фильме. Вот я хотела спросить: а вот эти события, которые вошли в нашу жизнь, как Вы их приняли? Вот Вы в это время работали как раз в этом месте. Да?
-Да.
- И как раз у Вас было такое общение активное, среди людей находились и было вот именно общение с детьми, взрослыми. Как Вы восприняли? Что в этот день у Вас было?
- Я незадолго до этого, до этих событий, был в Китае, в КНДР и там случайно встретился с жителями Крыма. И они мне рассказывали, как им там плохо живется. Вот здесь, на плече на моем плакали. Говорили: «Как бы нам отсоединиться от Украины и присоединиться к России».
- Т.е. это были люди, которые…..
- Да, это были люди – жители Крыма. Так они мне прямо и сказали все это дело. И когда эти события произошли, то я их мнение то знал. Мне их мнение было известно. Я воспринял, как должное. Всё. Практически….
- А вот то, что Вы в галстучке тут такой . Это тут какой-то образ есть за этим человеком, который в гавани?
- Почему в галстуке?
- Да.
- Потому что для съемок этой картины, для позирования, меня попросили, чтобы я одел морскую форму, потому что приурочено к нему, к Военно-морскому флоту. И я одел морскую форму. А когда одел морскую форму, то человек должен быть опрятный. Естественно они одели мне галстук и естественно они одели мне костюм.
- А так это Вы рисовали или это с Вас рисовали?
- Эторисовал я.
- А как? Вы на себя смотрели?
- Я себя сфотографировал и с фотографии переделал сюда.
- Ааа, понятно.
- Эта фотография тоже есть в интернете.
- И что потом? Вот Вы встретились с этими людьми в Китае, а потом почему-то Вы нарисовали…
- Я встретился с этими людьми в Китае. Когда я проходил, они говорят: «Вы – Россия, а вот эти люди - их назвали Украиной». И они никак не могли… Они говорят: «Мы тоже русские. Мы тоже хотим, чтобы нас называли русскими. Зачем нам надо эта Украина». Естественно, они хотели присоединиться сюда, вернуться обратно. И практически….
- Т.е. это было летом? В Китае, летом?
- Это было уже осенью, где-то в сентябре месяце, а через год уже произошли эти события.
- Аа, вот как. Т.е. у Вас это впечатление наложилось и сразу вылилось в эти процессы.
- Они мне сами сказали, эти люди мне сами сказали, что уже там жить невыносимо. Еще был Януковч. И вот когда… Я что забыл сказать: я после Китая поехал туда, на Украину и оказался в Одессе. И был в курсе дела, что там происходит в Одессе. Как раз был на этих местах, возле Дома профсоюзов. Я его там обошел кругом. Там просто дешевая столовая. Я искал столовую, но я не нашел. И поэтому этот Дом профсоюзов я знаю хорошо.
- Ну и как Вас там встречали, как с Вами общались?
- Как меня встречали? Они не могли понять, кто я такой. Они говорят: «По внешнему виду, вроде лесник, но как Вы разговариваете, чувствуется, что Вы не из Одессы. Вы скажите: Вы кто? Вы – турист или Вы местный?»
- Так. А вы как говорили? Вы как от этого вот..?
- Я сказал: интервент.
- Да? Напугал?
- Не напугал. Дело в том, что был такой небольшой инцидент: я когда здесь учился, я ходил в таких полосатых штанах. Эти полосатые штаны напоминали Георгиевскую ленту. И когда я в этих штанах на пляж стал ходить, мне сказали, чтобы я эти штаны снял. Это говорят, Вы можете у себя там, в Питере ходить, а здесь мы ленточку запрещаем, а Вы еще тут в Георгиевских штанах. Ну и попросили меня, чтобы я такие штаны не одевал. Вот. Вот это было, это было.
- Вот интересно. Вы не испугались. Вы одели эти штаны.
- А я не не испугался, я не знал. Во- первых, я одел штаны, потом я одел майку оранжевого цвета. Оранжевого цвета у них там Майдан. Они не знали к чему меня прикрутить. Они говорят: если майка оранжевого цвета, значит Вы за Майдан, а раз Вы в этих штанах – значит получается, Вы – агент Путина. И вот в результате я в таком виде ходил, ходил, ходил и потом я естественно пошел в подземный переход и купил там такую кепку «Одесса». Белая такая кепочка, написано Одесса. Потом я поменял майку, одел белые штаны и одел тельняшку. И написано: нас мало, но мы в тельняшках. Или что там? Прости, прощай … Я уже ходил в этом костюме и когда мне открыл дверь человек, у которого я снимал квартиру, он сказал: «Ну Вы настоящий одессит. Вы оделись, как Папандопола из фильма «Свадьба в Малиновке»». Вот так, собственно, произошел такой вот казус, не казус, такой курьёз. Курьёз.
- Вот скажи, пожалуйста, вот то, что ты туда приехал, ты там погулял, это получается картина 17-й год, июль, а ты получается был в Одессе в 18-м году все-таки?
- Да нет, я был не в 18-м. Я был наоборот, в 13-м.
-Ты был в 13-м? Это было до того, как ты…
- Конечно. У власти был Янукович.
- Понятно.
- Сейчас я вам скажу еще был бесплатный транспорт для ветеранов. Они еще спокойно катались туда. Можно было сдавать квартиру там. Никто, ничто там…..
- А ты просто отдыхал там?
-Да. Там был такой мэр, который там кувалдой ломал ларьки. Не давал ларьки. Говорит: здесь много ларьков. Он брал кувалду и показывали по телевизору, как он выходил и ломал эти. И там был такой конфликт на местном уровне. Там в Одессе они меж собой там ругались. А что делалось в Киеве там даже никто не обращал внимание.
- А вот скажи, пожалуйста, а вот что в Одессе тебя впечатлило вот помимо как-бы вот этого..? Ну я поняла, что вот человек тебе интересен, вот это вот, что его окружает тебе интересно. Смотреть процесс исторический. Тебя он касается, ты в нем себя чувствуешь. Правильно я говорю?
- Исторический процесс?
- Ну да, ты как-бы активный.
- Да нет, исторический процесс меня как-бы не касался. Просто единственное то, что как я туда попал. Они сами, стали ко мне подходить и говорить: не являюсь ли я случайно русским шпионом?
- А ты как-бы говорил……?
- А я им сказал… А у меня получилось, надо сказать у меня хорошо получилось, я почувствовал себя кем-то в этой жизни.
- Ты понял, что здесь надо что-то сказать?
- Когда они сказали: мы знаем, что ты – шпион и приехал в Одессу под видом туриста, какие-то свои дела. Они за мной следили. Я утром пошел на вокзал, в камеру хранения и взял два рюкзака, а вернулся с одним. Они уже между собой всем сообщили: ушел с двумя рюкзаками, а пришел с одним. Да какая ему разница. Что за мной следить? Они говорят: а вдруг Вы там, вот это. Уже настороженно…
- Т.е. вот это внимание, которое …
- Было слишком много внимания, да.
- И тебе было интересно, да, это состояние? Внимание оно как-бы тебя бодрило.
-Это внимание? Оно меня бодрило и в то же время пугало.
- Пугало, но тем не менее ты купил футболку желтую.
- ну да, потому что а вдруг я встречусь там с бандеровцами, с кем-то еще. Зачем мне это надо.
- Т.е. ты планировал там долго быть? Сколько был по времени ты там?
-Полгода я там пробыл.
- т.е. вы там жили?
- Да, я там жил.
- Ничего себе.
- Полгода. Там три месяца прожил, надо уехать и потом обратно вернуться. Это делается как? Значит, ты там живешь три месяца, потом выезжаешь в Приднестровье. Там в Приднестровье побыл два часа и вернулся обратно. И теперь можно три месяца находиться. А я вернулся в Россию, потому что я решил не ехать в Приднестровье. Когда я возвращался в Россию, то пограничник хотел меня оштрафовать, что я якобы там задержался.Я с ним стал говорить по русски, а он требовал, чтобы я с ним а украинском языке. И когда он мне стал говорить: я Вас оштрафую, он посчитал количество дней и выяснилось, что я точь-в-точь сегодня покинул страну и я был не оштрафован. Остался я свой лимитный (сюрпап?). Он говорит: Вы рассчитали точно, это Ваш последний день. У Вас заключительный день. Не последний, заключительный день.
- Владислав, скажи пожалуйста, ты там находился, ты там не работал? Ты просто там жил, да? Или все-таки работал?
- Я работал.
- Работал кем-то по художественной части? Или просто там где-то устроился?
- Значит, я устроился в ресторане «Аква-бар» живым манекеном. Это грузинский ресторан. Я на себя надел папаху, кинжал и ходил всех приглашал в ресторан в этом костюме.
- И есть, наверное, какие-то фотографии?
- Нет. Фотографий нету.
- Да ты что?
- Люди со мной фотографировались. В самом ресторане есть фотографии вполне возможно. Но дело в том, что у меня фотографий нет.
- А скажи, пожалуйста, вот то, что ты мог там устроиться вот так…..
- Но у меня есть фотографии в Китае, где я был.
- А в Китае-то ты что делал?
- Что? Что в Китае?
- Что делал в Китае?
- В Китай тоже по (?) делам ездил. Также выступал там на пляже, ходил развлекал.
- Т.е. все-таки получается, что ты рисуешь не 5 лет. Это у тебя творчество без рисования 5 лет.
- Я хочу сказать, вот есть у нас профессия такая – массовик-затейник. Массовик-затейник предлагает и человек может заняться рисованием. А в последнее время говорят такую вещь: аниматор, аниматор.
- Так а что вот аниматор?
- Так вот я и спрашиваю: что такое аниматор? Оказывается, аниматор – это художник, который выходил и рисовал и вокруг скапливались люди. Он начинал им показывать какие-то смешные картинки, проводил с ними какие-то, как массовик-затейник, игры. Получается, массовик-затейник – это происхождение здесь, наше, советское, русское, а аниматор – это из-за рубежа – это художник, который приходил. Как, например, родина вольете – Франция, а родина мюзик-холла – США. И то, и другое одинаково. Вот поэтому и есть разница между аниматором и массовиком-затейником. Вот и значит так, смотрите, что происходит: я из массовика-затейника превратился в аниматора.
- А это образование у тебя какое-то было? Массовика-затейника?
- Да, это было образование.
- Культпросвет? Училище?
- Это курсы были при Главное Управление Культуры и Горсовета, Рубинштейна, 8, где вёл знаменитый Василий Васильевич Царев – дедушка русской дискотеки, как он себя называет. Это бывший педагог истинной культуры. У него \ самая практика. Буквально там немножко позанимались и он нас выпустил на сцену. Была такая программа «Казино». И так среди нас были такие художники, которые рисовали, гадальщики. Я же не сказал, как это называлось. Называлось «Перфоменс».
- А какой это год?
- 89-й год.
- А вот тогда мне понятно, почему у Вас такое стремление быть среди людей. Потому что уже тогда сцена. И уже тогда Вы чувствовали себя актером. А тогда вопрос: а все-таки рисуете вот сейчас здесь и вот эта тема - у нас же роспись, мы рисуем роспись- вот Вам то эта роспись близка или все-таки это просто так, для расширения кругозора. Мы здесь занимаемся росписью и Вы же тоже учитесь росписи.
- Правильно, роспись.
- Вот эта тема – народное искусство.
- Вы хотите отделить: массовик-затейник отдельно, роспись отдельно, а картины отдельно.
-Да.
- Когда я учился на массовика-затейника, у нас была такой педагог (Франц?) Галина Осиповна. Она говорила: или вы тут только говорите, но там не танцуете , это разговорник, но не танцор или вы там допусти жонглер, но жонглировать вам не надо, вы только делаете вот это. А в ДК Первопятилетке выступал такой артист, который все умел делать и танцевал, и пел, и все у него в одну кучу и это было хорошо. Общее впечатление было хорошее. И когда я привел его в пример, она сказала: ну это значит талант! А вы куда суётесь? И поэтому я глядя на того артиста, решил всё применить в деле. Например, если допустим, я нахожусь на детской площадке, пришли дети, я им достаю роспись и говорю: ребятки, это какая роспись? Городецкая. А эта какая роспись? Мезенская. А эта какая роспись? Еще веду познавательное, не только зрелище, но и еще задаю какие-то вопросы.
- Да, очень правильно.
- Вполне возможно. Скажут: зачем вам лепка? А что зачем лепка? Допустим, в работе на корабле. Начался шторм. Что они могут? Плясать не могут, танцевать не могу. А что им делать? Сели, лепят там в детской комнате.
- Да, все правильно. Да.
- Поэтому, дело в том, что та профессия, что у меня есть, до этого приобрел, она предполагает все эти вещи нету…ненаст.
- А можно тогда спросить Вас? А если это искусство, в котором Вы живёте, этим можно зарабатывать?
- Можно ли зарабатывать?
- Да. Вот Вы говорите сейчас об этом, как о каком-то проекте, допустим Вы можете рисовать, и петь, роспись. Это может быть с детьми очень хорошо у Вас.
- Я объясню в чем дело. Раньше мужчина приходил, работал с детьми – это нормально считалось, а сейчас какой-то мужчина приходит к детям – это уже ненормально. Поэтому я работаю-то не для детей, работаю на семейную публику, когда пришли родители с детьми. Вот был случай: я прихожу туда, начинаю проводить с детьми какие-то конкурсы, а родителям не нравится. Они говорят: а мы будем в воллейбол играть. И пошли играть в воллейбол. И приходит меня контролировать тот человек, которого я должен контролировать. Говорит: что у вас здесь происходит? Как что происходит? Вот, дети лепят, а взрослые в воллейбол играют. Вот, пожалуйста, все в порядке. Тоже мое. Казалось бы. Вот такие вещи происходят. Публика у меня семейнае, вот взрослые, вот дети и как говорится, я не отделяю. А педагоги отделяют. Вы, говорят, для какой публики будете для детей, для подростков или уже старше возраст? А у меня может быть кто угодно. Подросток может быть, может быть трёхгодовалый, я ему тоже найду занятие – дам ему удочку, он будет рыбу ловить. И когда я всех соберу, я проведу конкурс рисования, всё. И вручу приз.
- Я согласна. У Вас могли бы быть вполне хорошие проекты. Именно с точки зрения занятости Вы могли бы предложить это, какое-то время свободное, которое люди могли бы провести в Вашем обществе.
- Так это кто нужен? Это нужен администратор. Человек, который будет этим заниматься. Продюсером или администратором, как он сейчас называется я не знаю.
-Да.
- Я-то не администратор. А от меня требуют, чтобы я куда-то пошел, с кем-то договорился, подписать договора, еще что-то там такое. Но это-то я уже влез в дела администратора. А потом будут говорить: Орлов-то у нас стал администратором. А другому администратору зачем нужен то второй администратор? Значит, я должен не заниматься этим всем, сидеть и ждать звонка, когда меня пригласят на очередное выступление. Вот и все.
- Вызнаете, я обратила внимание, что такая вакансия есть на рынке – аниматор детской комнаты. Я её видела. Вы, может быть не смотрели…
- Смотрел. Видел.
- Вы общались там?
- Там вот что происходит. Когда туда звонишь, они говорят: напишите резюме. Резюме в компьютере. И после этого мы решим Вас брать или не брать. У нас таких, как Вы, 25-ть. Или другой вариант: аааа, а Вы знаете, что нам нужна женщина, мужчина нам не нужен. Вот такой вариант. А почему не написали? А это нельзя писать по закону. Или третий вариант допустим: а Вам уже много лет, 50 лет, нам такого не надо. Мы хотим, чтобы аниматор был до30-ти.
- Ну а если говорить, допустим, не о детской аудитории, или о какой-то фитнес-клуба, а допустим, говорить об аудитории больницы какой-то, пансионата. Вот эта аудитория интересна?
- Это все было неоднократно. Я неоднократно выступал в больнице для раковых больных. Это вот здесь находится на Крестовском острове. Это тоже все было в интернете и все это было.
- А как Вы туда находите….?
- А звонили, говорили приходите волонтером.
- Волонтер- это тот, кто ничего не зарабатывает.
- Да, он не зарабатывает, но они могут заплатить. И такое бывает.
- Просто хотелось уточнить, как….
- Да дело в том, что человек сам не захочет, когда придет, увидит людей и скажет: я уже согласен и бесплатно.
- Т.е. психологически Вам это сложно? В аудитории этих больных Вы не можете отнестись к этому, как к работе?
- Да почему сложно? Нет, не сложно.
- А вот пансионат. Я говорю о пансионате допустим , там, где лечатся и проводят отдых люди?
- Ну и что? И там выступал в пансионате. И что?
- И тут вот существует какой-то подход? Я почему спрашиваю: вот, когда говорите Вы об этом, мне немного видится , что Вы один раз выступили, Вы вели какое-то мероприятие, а потом как? Вы готовы… Там есть перечень: планы составлять. Вот этот отчет, которые наши педагоги все составляют. Вы понимаете, что за этой работой идет все-таки какая-то отчетность?
- Мне 50 лет, я выступил уже не один раз, а 121 раз. Такой отчет я писал, было такое. Но такой отчет был, когда мне было 47 лет, я начал отчет писать. До этого ни о каком отчете меня даже никто не просил. А потом вот ведь что происходит? Они говорят, вот те педагоги, которые просили меня писать им отчет. Я им пишу отчет, а это не отчет, это я им написал свой сценарий, мои секреты, которые они потом взяли и применили без меня. Я прихожу, открываю газету нашу районную, а там написано: прошло то-то, прошло то-то, прошло это. А это придумал я. Вот и нужен им этот отчет.
- А они Вас не указали?
- Нет, они меня, конечно, не указали. Они взяли мои идеи, воспользовались и все.
- И напечатали в газете.
- Да, напечатали в газете: прошли такие соревнования, прошли другие соревнования. А это было в моем отчете. Я им дал такую тетрадочку и там все описал свои планы на будущее.
- Это было в газете «Мой район», да?
- Да.
- Московский район?
- Да. Написано было. Мои идеи, которые я им давал.
- Скажи, пожалуйста. Я поняла, как бы творческий человек , у тебя есть все время тяга к творчеству, а происходит: вот как бы выходишь на аудиторию и ты отдаешь. А вот потом, когда ты входишь в круг людей обычных, в быту, ты понимаешь, что нужно продвигаться дальше. Но нету этого продвижения среди того места, где ты работаешь. Вот ты один раз выступил для людей, а обратной связи нет. Вот как ты берешь новые силы?
- Почему нет? Есть обратная связь. Раздал визитные карточки свои. Если понравился, позвонят. Вот и обратная связь.
- Т.е. есть такая возможность?
- Есть такая возможность. Люди подходят, говорят: дайте вашу визитную карточку, мы Вам позвоним. Даешь им визитную карточку, если надо, позвонят.
- А устроится на работу постоянную ты бы не хотел? Или хотел, но не можешь?
- Не получается. Уже было много попыток. Такой постоянной работы нету. Есть вот такая разно…
- А почему нету?
- Так это вопрос не ко мне. Это вопрос к работодателям.
- Я просто не могу понять, какая проблема в реальности встает? Я просто не могу понять конкретно. Вот ты мне описал три: то, что у тебя мужчина; то, что у тебя возраст и то, что получается…. Еще какой-то третий ты сказал фактор, по которому тебя могут не взять. А больше ничего.
- Что?
- Больше ничего. Вот только то, что ты –мужчина - не берут; то, что у тебя возраст великоват. И еще какой-то фактор ты мне называл?
-Вот этих факторов достаточно. Я хочу сказать о другом. Вот у меня картины здесь на цирковую тему. Когда в последний раз Вы были в цирке?
- Вот давно была.
- Давно. Вы не заметили, что в цирке иллюзиониста давно нет?
- Да.
- Там слоны, тигры, кто угодно. Фокусника то нету.
- Да.
-Ну говорят: ну хорошо, выступают в одной программе. Вдруг выходит иллюзионист. И иллюзионист делает с небольшими предметами фокус. И кто-то из зрительного зала ко мне подходит и говорит: «Да, этого человека в цирк не возьмут». Я говорю: «А почему?» «Да слабенький уровень». А я говорю: «Дак там то нет никакого. Раз никакого нет, так возьмите вот этого человека»
- Вас?
-Не меня. Вот этого человека, который там выступал. А нет, не берут. Почему? Почему в КНР В Китайском цирке выходят престидижитатор? Когда здесь приезжал Китайский цирк, выходил китаец, брал удочку. Рыба – реквизита никакого – стул и два каких-то предмета, как вон натюрморт, и он делал там эти фокусы и на большой арене в цирке . Казалось бы что? У нас нет таких фокусников? Да полно. Есть клуб фокусников, там их, фокусников, пруд пруди. Всё равно, приходим в цирк и не видим фокусников. Как так? Ну хорошо, плохой фокусник пускай будет в фойе выступать или перед публикой при входе, в конце концов на улице при входе пусть будет. Но нету его. Нету. Почему? Потому что вот так вот. Они не берут. Вот и, пожалуйста, сами подумайте по какой причине не берут этих фокусников? Образовалась вот какая-то такая мафия что-ли или чего-то. Какие-то свои люди или что-то такое.
- Вы знаете, я вот хотела спросить как раз по поводу этой мафии. Вот Вы знаете, сейчас такое время тяжелое. Перестройка у нас была, мы её пережили. А сейчас у нас кризис. И кризис связан с тем, что много людей лишились доходов. Доходов именно потому, что вот эта ниша, где они зарабатывали, она как бы сжалась. И у людей нет денег. Просто нет денег для того, чтобы поддерживать нормальный уровень жизни. А уж цирк считается роскошью. Так вот, давайте попробуем понять: как вот таким людям, как Вы, как я сейчас можно выживать. Что для этого нужно? Почему я задаю Вам этот вопрос. Вот с моей точки зрения Ваши картины очень интересны. Вот таких простых чувств, их мало. Человек по ним скучает. Но одновременно не ясна Ваша позиция. Мне интересна вот эта картина, которая по центру, в рамке. Как она называется?
«Эволюция». Тут человек. Эволюция. Тут он такой, в костюме. Это фокусник? Или это бизнесмен?
- Ну как бы, рисовал то бизнесмена, получился фокусник в общем-то.
- Вот Вы рисовали бизнесмена, с которым Вы общались очевидно. Или это….
- Да нет, это бизнесмен, который общий тип, собирательный. Этого бизнесмена, может и нет в живых. Это может и нет вообще такого бизнесмена.
- Собирательный. Вот если представить, что это какой-то наш с вами современник, который живет рядом с нами, то мы рядом с ним, наверное, как это обезьянка, которая на этой картине? Или мы все-таки люди более высокого уровня? Понимаете о чем я говорю? Вот как Вы думаете, Вас видит бизнесмен.
- Как меня видит бизнесмен?
-Да.
- А нужен ли мне вообще этот бизнесмен?
-Но ведь это тоже человек.
-Что?
-Это же тоже человек.
-Ну и что, как говорится, человек. Откуда же я знаю, что там в голове у бизнесмена? Мне это не известно.
-Ну, понятно. Я поэтому с Вами и общаюсь, потому что мне интересно Ваше восприятие, как творческой личности, людей подобного уровня. Т.е. это люди, которые на сегодняшний день держат театры, магазины, рестораны, пансионаты. Это те люди, в руках которых находится непосредственно власть денег в качестве предоставления возможностей. Вот у них они есть, а у нас с Вами их нет. Давайте представим, как Вы его можете увидеть. Вот мы рядом с ним, рядом с этим бизнесменом, которого Вы нарисовали, мы – как это обезьянка или мы какие-то другие?
- Мы – не те и не другие. Мы – другие вообще.
- А вот какие мы?
-Какие мы?
-Да.
-Ну, во-первых, мы остались в Советском Союзе, начнем оттуда. Нас воспитали в Советском Союзе. То, что мы там получили, оно в нас сохранилось. И у нас нет такого: тот богатый и перед ним там что-то вот это. Нас учили: слуги – отменили в 17-м году, мы все равны, там еще что-то такое. И как нам ни вбивай там этот бизнесмен, лузер, что-то никак не получается. И когда я обращаюсь к одному артисту, он говорит: «А я не понимаю, что такое удача, неудача. Вон у нас говорят неудачник, а я не понимаю, что это такое.» Ну и его не понять. А вот этому бизнесмену, когда я еще был в Советском Союзе и когда Советский Союз распался, то возникло такое: успешный человек и человек-лузер – неудачник.
- Но Вы себя неудачником не считаете? Или считаете?
- Не считаю.
-Т.е. такие, как Вы, Ваши ровесники, которые учились они вот так же, как Вы, работают сейчас. Где-то учатся или работают, или детей воспитывают. Ваш класс, Ваши коллеги, с которыми Вы гд-то занимались, они вот так же, как Вы сейчас работают?
- Сейчас Вы задали вопрос такой по поводу моих коллег.
-Да.
-А вот я их считаю неудачниками.
-Т.е. у Вас вот такая позиция.
Автор интервью: Атанова Ирина